Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Я верю в туристический потенциал вятских городов

Я верю в туристический потенциал вятских городов
Фото facebook.com
На днях в Кировской области состоялось знаковое событие. Местный урбанист Анатолий Курбатов приобрел водонапорную башню в центре Слободского и намерен превратить ее в один из центров культурной жизни.

SM-NEWS пообщался с Анатолием Курбатовым и узнал, как было принято решение о покупке, что ждет Слободской в будущем, а также о том, как он стал городским активистом.

— Вы приобрели водонапорную башню в центре Слободского и теперь намерен её восстановить. Почему выбор пал именно на этот город и именно это здание?

— Слободской мне очень нравится. Это небольшой и очень уютный городок, каким-то чудом сохранивший дух купеческой Вятки. Довольно часто, больше пяти раз в год, приезжаю туда погулять, отдохнуть от кировской суеты. Водонапорную башню в Слободском лично я считаю одним из самых красивых зданий в городе. Она построена известным вятским архитектором Иваном Чарушиным в свойственном ему стиле, относительно хорошо сохранилась и не имеет серьезных ограничений в виде статуса объекта культурного наследия.

Поэтому, когда я узнал, что она выставлена на продажу, начал серьезно раздумывать о приобретении. Много советовался с друзьями и знакомыми, консультировался с чиновниками. Практически все меня поддержали и даже пообещали оказать помощь в деле восстановления здания. Именно поэтому я решился на такую необычную покупку.

Важно отметить еще и то, что я верю в туристический потенциал Слободского и считаю, что турпоток здесь может быть в несколько раз больше, чем сейчас. Наглядное тому подтверждение — Елабуга. Этот город тоже когда-то был частью Вятской губернии, а в настоящее время является самым настоящим музеем под открытым небом. И ради атмосферы тихого купеческого городка туда едут сотни и тысячи туристов. На мой взгляд, Слободской в этом плане ничем не хуже, и поэтому он тоже может претендовать на большой туристический поток.

— Во сколько, по вашим расчетам, обойдется ремонт башни, и какой фронт работ сейчас перед вами?

— По моим прикидкам, ремонт обойдётся в три миллиона рублей. Эта сумма включает в себя исключительно приведение в порядок внешнего вида башни, и в нее не входит внутренняя отделка помещений. Сумма, несомненно, довольно внушительная, однако я намерен снизить ее за счет привлечения энтузиастов и волонтеров, заинтересованных в опрятном виде башни и туристической привлекательности города. Именно поэтому уже сейчас нами запланировано проведение «Том Сойер Феста», посвященного ремонту водонапорной башни.

Фронт работ нельзя назвать огромным, но и маленьким его тоже не назовешь. В наиболее плачевном состоянии сейчас находится третий этаж башни. Его я намерен отремонтировать в первую очередь. Также, скорее всего, необходимо будет заменить крышу, и в данный момент я выбираю, какой именно она будет.

— Для чего будет использоваться водонапорная башня после ремонта?

— На первых трех этажах я планирую разместить музей, посвященный водонапорным башням. Дело в том, что такие башни имелись практически во всех городах России и Европы, и очень часто архитекторы, которые занимались их возведением, делали из них настоящее украшение города. Это сейчас не принято технические сооружения как-то вписывать в городской пейзаж, а раньше все было совсем иначе. Кроме того, водонапорные башни во многих городах используются и по сей день. Где-то они выступают в качестве музея, где-то — в качестве культурного центра. Поэтому я считаю, что очень многие захотят посмотреть на причудливые воплощения инженерного гения архитекторов из самых разных городов.

На четвертом этаже я планирую разместить апартаменты с выходом на крышу и отличным видом на старинный купеческий город. Таких предложений в России на данный момент нет. А если учесть, что все это великолепие находится в часе лёта от Москвы и ещё часе пути на на автомобиле, я думаю, что это будет окупать содержание и музея, и башни.

— Помимо башни в Слободском, у вас немало проектов и в Кирове. Являясь координатором движения «Красивый Киров», вы занимаетесь благоустройством парка у Дворца пионеров, помогаете в создании сквера «Солнечная Люльченка»…

— Всё что я делаю на общественных началах, по большому счету, я делаю для себя. Я люблю свой город и люблю гулять в этих местах. Поэтому вкладывая своё время и средства в их улучшение, я улучшаю свой досуг. Так уж получилось, что со временем ко мне примкнули несколько единомышленников, на нас обратили внимание чиновники и СМИ, а мое стремление сделать город и свою жизнь немного лучше оформилось в движение «Красивый Киров».

Сейчас ко мне часто обращаются за советами другие люди, которые также хотят благоустроить какой-либо уголок родного города. В городе работает программа «30 скверов Кирова», благодаря которой благоустройство зеленых зон вновь вошло в моду и сейчас сразу несколько ранее заброшенных пустырей приводится в порядок и постепенно превращаются в благоустроенные скверы — места для полноценного семейного отдыха. Всем обращающимся ко мне активистам стараюсь помогать по мере сил и возможностей.

— Вы тесно взаимодействуете с активистами из других городов. Расскажите, как на фоне других городов, с точки зрения урбанистического активизма, выглядит Киров. Может быть мы в чем-то выгодно отличаемся или в чем-то сильно отстаем от других?

— Да, я часто принимаю участие в различных урбанистических форумах, обмениваюсь опытом с энтузиастами из других городов и поддерживаю связь с ними с помощью мессенджеров. Поэтому я могу с уверенностью сказать, что Киров — это самый обычный российский город, в котором дела обстоят не лучше, но и не хуже, чем в большинстве других городов.

В настоящее время наиболее успешно дела идут в тех городах, где активисты встречают понимание со стороны чиновников. На мой взгляд, в том случае, если губернатор или глава города также вовлечены в общественную жизнь и хотят видеть свой город чистым, комфортным и современным, то и изменения будут происходить гораздо быстрее. Однако, стоит признать, для России это пока что большая редкость.

— Была история, когда заместитель главы администрации Кирова назвал вас и участников движения «агентами Госдепа». Часто ли случаются конфликты с чиновниками, и как удается находить с ними общий язык?

— Изначально находить общий язык с сотрудниками мэрии, действительно, удавалось не очень хорошо, однако до серьезных конфликтов дело не доходило ни разу. Чиновникам понадобилось время для того, чтобы осознать, что городские активисты им не враги, а союзники, которые преследуют ровно те же цели и задачи.

Наибольшую роль в этом примирении сыграло личное общение. Мы часто забываем о том, что чиновники — тоже люди, у которых есть свои увлечения и свой характер. Именно поэтому иногда непринужденная беседа оказывается важнее для дела, чем конфронтация, выступления в СМИ и прочие вещи, которыми грешат активисты.

Но это правило нельзя назвать универсальным, так как поиск личного подхода к каждому требует много времени и не гарантирует результат. Универсальным для любого проекта является использование так называемых волшебных фраз: «увеличение доходов бюджета» и «создание новых рабочих мест». Если вы докажете, что реализация вашего проекта повлечет за собой эти вещи, то можете считать, что чиновники на вашей стороне.

— Есть ли у вас политические амбиции?

— Политических амбиций у меня нет, и вряд ли они появятся. В политику сейчас идут либо люди, которые больше нигде себя реализовать не могут, либо те, кто занимается бизнесом и хочет защитить свое дело. Я не отношусь ни к тем, ни к другим. На мой взгляд, добиться любых целей можно, не становясь депутатом. Это ошибка — думать, что статус депутата откроет для тебя какие-то двери, сделает тебя вхожим в какие-то кабинеты. На самом деле, становясь депутатом, ты просто берешь на себя дополнительную ответственность, не получая каких-то особых прав и привилегий. Поэтому в политику я не стремлюсь.

— Что вы можете посоветовать тем, кто тоже решит заняться урбанистикой и активизмом?

— Совета ровно два. Первый — развивайте личный бренд, второй — становитесь экспертами в своей области. Мой опыт свидетельствует о том, что любой проект гораздо проще развивать в том случае, если люди тебя узнают. Приведу небольшой пример: когда стало известно о приобретении водонапорной башни, и я еще даже ни слова об этом не написал на собственных страницах в соцсетях, на меня вышли несколько компаний и предложили свою помощь. Одной из них стала компания-проектировщик, которая делала документы для предыдущего владельца. Она бесплатно предоставила проект, который стоит 50 тысяч рублей. Еще один застройщик безвозмездно предложил леса для ремонта башни. А ведь я еще даже ничего не попросил! Случилось бы такое, приобрети эту башню кто-нибудь малоизвестный? Я думаю, что нет. Когда люди знают тебя, знают, что у тебя за плечами есть реализованные проекты, они начинают доверять твоему мнению и даже помогать.

Что касается экспертности, то я встречал таких общественников, которые сегодня занимаются одним вопросом, а через месяц уже другим. В результате оказывается, что они не являются экспертами ни в одной из отраслей. Специалисты, коими зачастую и являются чиновники, довольно быстро понимают, общаются они с экспертом или с поверхностным популистом. Нетрудно догадаться к чьему мнению они прислушаются при принятии решения.

Поэтому всем, кто намерен серьезно заниматься урбанистикой, могу сказать, что просмотр пары роликов на тему не сделает из вас урбаниста. Урбанистика — это тоже наука, нужно постоянно и целенаправленно развиваться в выбранном направлении, читать соответствующую литературу, изучать последние исследования, смотреть образовательные ролики и так далее. Без этого вас просто не будут воспринимать всерьез.

Яндекс.Метрика